КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР МОСКВЫ- КАКИМ ОН МОГ БЫ БЫТЬ

Нужна ли Москве культурно-выставочная зона? Последуем ли мы примеру европейских городов, развивающихся в «формате 3.0» - идеологии удобства для жизни человека? Если да, то музейно-рекреационная сфера, выделенная для познавательного отдыха, необходима.

Главный вопрос, на который нам нужно ответить уже сегодня - хотим ли мы, чтобы российская столица была мировым городом, мировым культурным центром? Если мы этого хотим, то в Москве, как в любом мировом городе, должен быть компактно расположенный культурно-гуманитарно-выставочно-музейный кластер. Нужно пространство - по возможности, компактное и пешеходного масштаба - оказавшись в котором, люди могли бы прикоснуться к культурным памятникам города. Возможно, термин «кластер» звучит непривычно, когда речь идет о культуре. Но идея культурного кластера не нова: подобные проекты создаются и воплощаются во всем мире не первый год. Почему «кластер»? Потому что все памятники соединены друг с другом: функция каждого объекта внутри отведенного пространства специально проектируется, всё выстраивается в единый маршрут, в единую экспозицию. Кроме того, важно, чтобы сама эта культурная сфера была насыщена дополнительными сервисами: зрителю должно быть интересно знакомиться с культурными памятниками и архетипами прошлого. Человек не любит быть пассивным наблюдателем. Он хочет получить дополнительную информацию, поучаствовать в каком-то культурном событии, пообщаться с другими о том, что они видят и узнают в данный момент. Именно поэтому нужны искусствоведы, критики, социологи, психологи, культурологи, сопровождающие маршрут. Также нужен современный интерфейс - например, аудиовизуальный - для взаимодействия с этим пространством.

Крупные мировые города идут именно по этому пути - формирования адекватной культурной среды. Время диктует свои условия. Задумайтесь, раньше люди ехали издалека посмотреть картину, потому что у них не было возможности увидеть ее иначе. Сегодня же в Интернете или в книге можно найти любое произведение искусства. Это будет не только быстрее, но репродукция в художественном альбоме может оказаться более красочной, и рассмотреть ее удастся внимательней. Соответственно, многих уже не интересует само по себе знакомство с культурными объектами, как это было до наступления информационной эры. Мы должны ловить направление ветра, чтобы предлагать человеку тот продукт, который не оставит его равнодушным. И если мы хотим, чтобы в Москве было место, вызывающее интерес зрителя, нужно создавать его, исходя из современных требований. Когда люди едут в центр Москвы, они хотят увидеть сохраненную и по-новому переданную традицию: архитектурную, художественную, искусствоведческую. Они хотят увидеть, какое продолжение следует из этой традиции. А для этих целей другого места, кроме Волхонки, на мой взгляд, не найти. Идеальное включение в центральный музейный кластер и одновременно контрапункт со Стрелкой, что на противоположном берегу Москвы-реки. Более того, исторически Волхонка всегда и была таким местом, где концентрировались образование, искусство, культура и традиционная для Москвы застройка, как конфессиональная, так и селитебная - усадьбы относительно богатых горожан.

Вспомните планы создания «музейского городка», принадлежавшие основателю и первому директору Пушкинского музея Ивану Цветаеву. Сегодня на территории возможного «городка» - порядка двадцати объектов культурного наследия, спор о судьбе которых длится не первый год. За это время успело родиться несколько вариантов проекта обустройства улицы, в том числе - принадлежащий Норману Фостеру. Он, если помните, вызвал массу нареканий из-за противоречия охранному законодательству. Новаторы предлагали смелые решения из стекла и бетона, москвоведы призывали помнить о том, что Волхонка - эпицентр московской культурной жизни, который требует уважения.

Меня, как одного из разработчиков идеи «Большой Волхонки», часто спрашивают о моем отношении к проекту Фостера. Полагаю, что современные требования, которые предъявляются к публичным пространствам в мире, это далеко не всегда модернистский архитектор, который сделал, например, проекты многих зданий в Астане. Современность не в том, чтобы сотворить здание причудливой формы из стекла и бетона, а в том, чтобы ответить на запрос потребителя, понять, для чего люди, в частности, едут в Москву. Какую культурную услугу они хотят получить? Когда проектируется новая столица, модернистские решения гармонируют с целью, ломаются стереотипы восприятия политического, государственного управления и символически обозначаются изменения в стиле и модели управления. А когда проектируется культурная зона, необходимо сберечь дух города.Поэтому одна задача заключается в том, чтобы максимально сохранить традиционный облик Волхонки, другая – в том, чтобы помимо экспозиций появились слои культурной работы.

Теперь немного о самом маршруте «Большой Волхонки». Кластер может занять территорию от Музейного городка (от Пушкинского музея) на Волхонке до Красной площади и улицы Никольской. В результате, в единое пространство будут соединены: Музейный городок, Музей архитектуры, дом Пашкова, Российская государственная библиотека, Большой Манеж, комплекс Музеев Кремля, Государственный исторический музей, а также близкие по культурно-исторической и научной тематике объекты: Институт философии, Институт русского языка и литературы, Историко-архивный институт.

Мы в своей концепции исходим из того, что многие организации, расположенные на этой территории, неотъемлемые части этого проекта, а не лишние звенья. Пока же, к сожалению, к ним относятся именно как к лишним, которые нужно переселить, - это распространенное мнение. По моему убеждению, создать «слоеный пирог» культурного кластера можно, только интегрировав разные ресурсы. Также в этом пространстве могут найти своё место такие новые организации, как Фонд «Русский мир», Фонд Русского языка и другие центры культурной политики. А подход «давайте все отсюда вынесем и оставим только музейную экспозицию» только понизит для потребителя важность и понятность этого района. Какое строительное решение здесь понадобится, должна решать группа специалистов, которая продумает ситуацию с каждым конкретным объектом. В том числе, и с теми, которые были на этой территории когда-то, а сейчас исчезли. Возможно, есть смысл что-то восстановить - современные архитектурно-строительные технологии это позволяют. Решение – за людьми. Создание «Большой Волхонки» - процесс открытый. На данный момент, проект прошел слушанья в Общественной палате: вынесено постановление собрать рабочую группу для его доработки.